к списку публикаций
author Роберто Моралес 16 июля 2015, 22:33 5 мин. чтения

В поисках Сампаоли

Немного о предшественниках самого успешного тренера сборной Чили, триумфатора недавнего Кубка Америки.

Сборной Чили почти сто лет не везло с тренерами: хороших попадалось мало, самые толковые сталкивались с большими трудностями и получали мало поддержки, с самыми талантливыми поколениями игроков работали весьма посредственные специалисты.

Хорхе Сампаоли стал своеобразной наградой за долготерпение, сейчас у руля «Ла Рохи» наиболее интересный наставник сборных на планете, к тому же успешный и в клубной работе.

Первым же тренером сборной был провозглашен Карлос Фанта, бывший вратарь, большой энтузиаст футбола и химик-фармацевт в повседневной жизни. Он был скорее организатором и большим энтузиастом, нежели человеком, ставящим игру. Впрочем, в его времена тренерство вообще имело совсем инфантильные формы. Фанта интересен тем, что на первой Копа Америка был тренером сборной, руководителем делегации и судьей. Он в круговом турнире четырех сборных отработал все матчи без участия своих подопечных, и эти игры шли подряд — Чили свои матчи отыграл ранее. Решающий поединок двух первых грандов тех широт — Аргентины и Уругвая — тоже достался ему. Матч длился ровно пять минут — дальше все участники спасались бегством от разъяренных болельщиков, которым не нашлось места на стадионе. Часть этих ребят ворвалась на стадион, создав драки и толкучку, а часть со злости подожгла трибуны (деревянные). Игру перенесли на следующий день, и теперь уже финальный свисток Фанты зафиксировал ничью 0:0 и короновал Уругвай. На следующей Копе в 1917-м он отработал один матч, но был награжден как лучший рефери турнира.

Следующим наставником Чили, заслуживающим отдельного упоминания, стал венгр Дьердь Орт. Уроженцы Австро-Венгрии в мировом футболе порядочно наследили, а в великом деле популяризации игры и просветительстве вообще сделали настолько много, что о них упоминается в истории великой игры очень многих стран. Та же Бразилия свою 4-2-4 получила из рук Белы Гуттманна, а до него в этой стране поработало множество соотечественников. Орт тренировал в Чили, Аргентине, Мексике, Колумбии и Перу. Венгр был проводником идей знаменитого англичанина Джимми Хогана. Он возил «Ла Роху» на первый мировой форум, где та выглядела весьма боеспособно. Авторитет Орта на тот момент был больше игровой, чем тренерский, он много достиг как форвард. За хорошую игру сборной в 1930-м Орт получил чилийское гражданство, однако скоро вернулся на родину и даже возобновил карьеру игрока. Поиграл в Германии и Италии периода правления национал-социалистов и фашистов соответственно. Еще до Второй мировой уехал во Францию и позже вновь некоторое время тренировал Чили. Огромного следа в истории «Ла Рохи» он не оставил, однако был в ней первой тренерской (игроцкой) знаменитостью мирового масштаба.

Еще один яркий венгр возглавил Чили в смутные времена Второй мировой. Франц Платко не просто успешно работал в этой стране (особо хорошо в клубах), но и прижился в ней. Он отлучался, чтобы потренировать «Боку Джуниорс» и даже «Барселону», с которой начал в 1955-м путь к победе в первом Кубке Ярмарок, который клуб закончит победой только с другим тренером и в... 1958-м(!). С ним в 1945-м Чили даже замахнулся на победу в Копа Америка, где проиграл только в последнем матче Бразилии.

Следующим «большим» тренером Чили стал Фернандо Риера. Он был весьма хорош как игрок, а в эпоху тренерства просто изменил восприятие профессии в тамошнем футболе. Это первый тренер, занимавшийся футболом все возможное время и уделявший внимание любым мелочам. Недаром чилийцы так и делят свой футбол: ДО Риеры и ПОСЛЕ него.

Риера внутренне тяготел к очень техничной, комбинативной игре. Но ради успеха готов был идти на жертвы, при этом не скатываясь в откровенно примитивную игру. Можно списать третье место сборной Чили на домашнем чемпионате на судейские проделки (они имели место). Однако работу Риеры с той командой оценили специалисты: впервые «Ла Роха» выглядела цельным организмом, очень толково организованным. Он получил приглашение в «Бенфику» и, даже не дав там большого результата, был востребован в Европе за свое умение хорошо систематизировать игру команды и умело использовать сильные качества игроков.

На мундиале 1962-го помощником Риеры был Луис Аламос, на тот момент очень успешный наставник, уже формировавший свой «Синий балет», как называли игру «Универсидад де Чили». Цвет в данном случае к алкоголю никак не привязан, такими были цвета клуба. А балет от изысканности игры, ставки на эстетическую составляющую, не всегда дававшую максимальный результат. «Эль Зорро» Аламос был учителем и добрым отцом для игроков — тем, кто не наказывал сильно, а журил. Более же всего он старался донести свое видение игр футболистам, и был в этом нелегком деле терпелив.

С такими характеристиками наставник может иметь некоторый клубный успех, но в сборной в сжатые сроки с игроками из разных клубов, не интегрированными в тот самый эстетичный футбол, успеха не было. В 1966-м на чемпионате в Англии команда была слишком наивна, а в 1974-м в Германии уже попыталась наступить на горло своей песне и стать осторожной, но не получилось.

На нем стоило бы и закончить список достаточно известных тренеров сборной Чили. Очень мало с ней поработал Висенте Кантаторе, тренировавший в Европе, в том числе и Марадону в «Севилье». Выигравший с «Коло-Коло» Либертадорес Мирко Йозич тоже не оставил никакого следа в жизнеописании «Ла Рохи». Уругваец Нельсон Акоста известен не столько своей работой (это был неплохой, но слишком предсказуемый и совершенно не харизматичный наставник), сколько тем, что именно при нем играл дуэт Саморано-Салас. Стоит отдать должное работе Марсело Бьелсы, первого в новейшей истории тренера-реформатора в Чили. Хотя успеха он так и не добился.

После него пришел иной аргентинец, Клаудио Борхи, чемпион мира 1986-го (как футболист). У него со сборной не получилось, и больше всего Клаудио запомнился тем, что вывел в профессиональный футбол настоящего зека. В рамках социального проекта Борхи побывал на матче заключенных в одной из тюрем, где отметил игру россиянина Максима Молокоедова. Этот воспитанник «Зенита» с футболом уже было завязал и отсиживал срок за перевозку наркотиков. После рекомендаций Борхи он стал играть во втором дивизионе, продолжая отбывать срок. Позже освободился, поиграл чуть-чуть в Чили и вернулся на родину.

Ну а аргентинскую эстафету Борхи передал Сампаоли. Что из того вышло, вы продолжаете наблюдать ныне.


Для добавления комментариев требуется регистрация.