img

Андрей Анненков: после зарядки Яковенко думали: «Слава богу, живы»

Фото: Александр Задирака

Экс-полузащитник «Динамо», поигравший в столичном клубе еще в чемпионате СССР, а ныне тренер киевского «Арсенала» в интервью MatchDay рассказал о работе с Валерием Лобановским, тренировках Павла Яковенко, проигрыше первого украинского «золота» и целях своей нынешней команды.

16 января 2015, Пятница. 10:25 Украина Лихие 90-е Вторая лига

В руках главный тренер киевского «Арсенала» Андрей Анненков держит свое резюме. «Когда подавал на лицензию, попросили резюме написать. Они не могут сами зайти в Интернет на кнопочку нажать. Вот я зашел, перепечатал. Сейчас у меня лицензии „А+B“, еще нужно год поработать, чтобы идти получать ПРО-диплом», — с улыбкой говорит Андрей Михайлович. В течение часа мы общались о всей его карьере. Начав с сегодняшнего дня, вернулись в «лихие 1990-е» (а там есть о чем говорить — Лобановский, Грозный, Яковенко), но закончили разговор все равно «Арсеналом». С этим клубом у Анненкова связаны большие планы и амбиции.

«ЕСЛИ ПОСТОЯННО ИГРАТЬ В ЧЕМПИОНАТЕ КИЕВА, НЕ БУДЕТ РАЗВИТИЯ КОМАНДЫ»

— Андрей Михайлович, довольны последним годом?
— Конечно. Во-первых, команда решила задачи, поставленные президентом. Результатом мы удовлетворены, плюс у нас было задание создать коллектив на перспективу. Считаю, что и эту задачу мы на 50 процентов решили. Стояла цель побеждать во всех турнирах, в которых принимали участие. Единственное соревнование, где мы задачу не решили — Кубок аматоров, в котором проиграли будущим победителям турнира.

— После одного из матчей вы сказали, что вы недовольны игрой команды. Мол, так во второй лиге «Арсенал» играть не должен...
— Поэтому я и сказал, что мы только на 50 процентов выполнили задачу. Пройдено только полпути создания команды. Сделать боеспособный коллектив за два или три месяца непросто. Вот и завершившийся чемпионат прошел в постоянной селекции и поиске. Все через ошибки. Как тренер, говорю ребятам о трех составляющих — настрой, качество игры и результат. Все три должны присутствовать в игре. К сожалению, таких матчей было мало. Имею ввиду поединки, в которых команда была максимально настроена и по игре добивалась результата. Все время где-то что-то выпадало. То не настроились и не решили задачу в победе. Или настой есть, результат есть, но качества игры нет. Выиграли лишь потому, что соперник нам позволил.

— Расскажите, как вам год назад предложили возглавить команду, которой фактически нет?
— Если бы не верил в перспективы, не согласился бы. Саша Москаленко — наш менеджер — позвонил и сказал, что есть такое предложение. Тогда будущий президент «Арсенала» Алексей Кикирешко финансировал «Энергию», они вышли в первую лигу первенства Киева. Мол, он хочет, чтобы клуб прогрессировал, готов поменять тренера и создать команду. Я встретился с Русланом Ермоленко, он у нас работает спортивным директором. Было интересно, что и как. Потом уже переговорил и с президентом клуба, у которого поинтересовался, каким он видит развитие клуба. Или это чемпионат Киева на десятилетия, или же перед командой стоят серьезные задачи.

— Вам не интересно в чемпионате Киева играть?
— Хотелось большего. Если постоянно играть в чемпионате Киева, не будет развития команды. И у меня не будет, как у тренера, и у ребят. Например, «под чемпионат» города кто придет? Те, кто никому не нужен, или уже, как говорится, «отыгранные». Хотелось же работать с перспективными ребятами, которые перед собой ставят определенные задачи, и помочь, как тренер, им развиваться. Потому многие футболисты согласились к нам прийти из команд, выступающих в чемпионате области, хотя у них были лучше финансовые условия. Ребята пожертвовали деньгами, веря в перспективу нашего клуба.

«ПОСЛЕ ПОРАЖЕНИЯ В „ЗОЛОТОМ МАТЧЕ“ ОТ „ТАВРИИ“ КРИКА В РАЗДЕВАЛКЕ НЕ БЫЛО. ВСЕ БЫЛИ ШОКИРОВАНЫ»

— Работа какого тренера вам импонирует?
— Первым будет Валерий Лобановский. Работая с ним, понял, как тренеру нужно относиться к своей работе — профессионально. У Леонида Кучука мне очень понравились упражнения. Например, направленность — функциональная подготовка, но очень интересные упражнения.

— Работа с Валерием Лобановским — это особая часть биографии?
— Жаль, что я не так много с ним поработал. Я пришел в «Динамо» в конце 1989-го, а в 1990-м он уехал заграницу. Сейчас многие говорят много, но дел положительных мало. Не сказать, что с Лобановским было легко общаться, но в тоже время все доступно и понятно. В «Динамо» я пришел пацаном, и даже просто общение с таким человеком было событием. Читаю интервью многих игроков «Динамо» об их первой встрече с Лобановским. И у всех они одинаковые. Зашел к нему — получил вопрос: «Хочешь играть в „Динамо“?». Конечно, любой хочет. Лобановский в ответ: «От тебя все зависит!». Все первая встреча прошла, дальше подписание контракта и работа. Я прошел «дубль» «Динамо» и оттуда попал в первую команду. Играл опорного полузащитника. От меня требовали объем работы, помощи в атаке и, в тоже время, останавливать наступление соперника. Это, правда, огромный объем работы. Ну и скажу так: для меня стал сильным разочарованием уход Лобановского. Хотелось с ним подольше поработать.

— Работа с Анатолием Пузачем сильно отличалась от занятий у Лобановского?
— Он мягче, уступчивее. С Лобановским, когда работаешь, то у тебя нет никаких сомнений. А с Кирилловичем из себя начинал строить знатока, и уже сомневаться: а, может, так лучше, или так. Бывало, футболистов начинало заносить. Я ничего не никому не говорил, но мог подумать.

— Как вы восприняли развал чемпионата СССР и переход к украинскому турниру?
— Это было сложно осознать. Если сейчас взять чемпионат Союза, это турнир 15 стран. Малый чемпионат Европы того времени. Когда начался чемпионат Украины, то в высший дивизион зашли команды со второй лиги, с которыми мы никогда не играли. Даже, может, команды из областей заявились, лишь бы для количества. Кто у нас только не играл! Очень сложно перестроиться на соперников уровня «Темпа» Шепетовки. Мы, кстати же, не выиграли первый чемпионат. Тогда две подгруппы были. Мы свою выиграли, причем с большим отрывом. Потом две недели готовились к финалу. И не смогли настроиться на симферопольскую «Таврию».

— Ходили слухи, якобы была договоренность отдать первое чемпионство Крыму, чтоб полуостров почувствовал себя украинским...
— Ерунда. Когда проиграли, это был шок. Полчаса ничего понять не могли, что случилось. Кому проиграли, все равно... Как мы могли проиграть чемпионат! Было непонимание, как мы — «Динамо» — не выиграли. Никакого крика в раздевалке не было, просто шок.

«В „ДИНАМО“ ЗАРПЛАТА ВМЕСТЕ С ПРЕМИАЛЬНЫМИ БЫЛА НЕ БОЛЬШЕ ТЫСЯЧИ ДОЛЛАРОВ»

— Видео с матчами Виктора Леоненко осталось не так много. Он реально был очень крутым футболистом?— Он был суперигроком. Он даже сейчас, такие трюки выдает! Находясь, скажем так, в своем телосложении. Приходите, посмотрите! Виктор — футболист с большой буквы. Игру со «Спартаком» не забыть. Говорят, после того матча ему подарили машину. Были еврокубковые поединки, когда при трудной игре (мы, например, больше оборонялись) команда добивалась результата за счет его индивидуальных действий. Мне кажется, ему надо было уезжать в Европу. Очень интересно было бы посмотреть, как бы он себя там проявил. Но я бы не только Леоненко выделил бы, но и Саленко, Юрана... У нас были очень сильные нападающие. Это при мне. Ну а до меня были такие футболисты, что мне, наверное, и нельзя оценивать величину тех игроков.

— Вы застали смену президента «Динамо», когда вместе Виктора Безверхого клуб возглавил Григорий Суркис. Что изменилось?
— В один момент, когда президентом был Безверхий, пошли задержки по зарплате. Не знаю, с чем они были связаны. Но потом, когда пришел Суркис, нам выплатили все долги, и, как говорится, настала стабильность. Сказать, что было плохо, а стало лучше — не могу. Условия для тренировок в игровом плане были на хорошем уровне.

— Игроки «Динамо» начала 1990-х были богатыми людьми?
— Тогда не было слишком большой разницы между футболистами и простыми людьми, как сейчас. При Союзе у футболистов была возможность покупать дефицитные товары. Вот, пожалуй, главная их привилегия. Что касается нас, то не вспомню точно, какие были зарплаты, но их выплачивали в долларах. Зарплата вместе с премиальными была не больше тысячи условных единиц.

— Вы помните матч против «Барселоны»?
— Их много было.

— Я о том, в котором вы приняли участие, и после победы в Киеве 3:1 в Киеве, 1:4 проиграли в Барселоне...
— Как его забыть? Каталонская команда тогда просто на голову сильнее была. «Барселона» использовала свои моменты. Сделала то, что не сделала в Киеве. Нужно сказать, что нас изрядно «отвозили». Играла одна команда, а вторая неудачно мешала. Не буду говорить, что над нами откровенно издевались, но преимущество «Барселоны» было колоссальным. Для меня это большой опыт. Даже, возможно, когда-то смогу потребовать от своих игроков выполнить то, что делали те ребята. Понятно, что моим будет сложно. Возможно, хотя бы что-то на подобие создать...

— Тогда тренером «Барсы» был Йохан Кройфф. Каталонцы, как и сейчас, играли «тики-таку»?
— Нет. У них был другой футбол. Диагональные передачи с фланга на фланг, фланговая скорость, подключение крайков. И мы старались так играть. Но уровень футболистов сказался.

«ФОМЕНКО НЕ ИЗМЕНИЛСЯ»

— Михаил Фоменко, возглавив «Динамо», продолжал гнуть линию Лобановского?
— У каждого тренера есть свои нюансы. Но если взять тренировочный процесс за сто процентов, то 70-80 процентов были наработки того «Динамо», в котором Фоменко играл при Лобановском. Для чего что-то менять, если тогда команда все выигрывала? Ты прошел через этот тренировочный процесс, и он дает результат. На изменения идешь, когда тренировочный процесс не приносит результатов.

— Была история, что Михаил Фоменко едва не подрался с грузинским нападающим ЦСКА, когда тот, будучи недовольным заменой, высказал тренеру все, что думает на грузинском. Таким он был часто?
— Думаю, это ерунда и выдумки. Может, была перепалка словесная, но до драки не дошло. Это уже додумали. Знаете как говорят: один сказал, хотел подраться, второй заявил, что «взял на Одессу», а третий — что дрались. Мне сложно представить, чтобы Фоменко дрался. Когда игрока заменили, бывает, он в на эмоциях что-то скажет тренеру, тот — ответит. Такое может быть, но что все дошло до драки, считаю, это ерунда. Михаила Ивановича Фоменко я очень хорошо знаю, про драку — не поверю.

— Вы с Фоменко работали в «Динамо», потом в «ЦСКА-Борисфен». Он менял свой подход?
— Нет. Но я с ним и сейчас общаюсь. Помимо работы с «Арсеналом» помогаю в юношеской сборной Александру Петракову, так мы часто в Федерации с Фоменко встречаемся. Не вижу изменений. Он не любил, когда игрок сам выключается из борьбы. Футболист должен быть всегда настроен. Если ты настроен, то не проиграешь борьбу. Кто ставит жестче ногу, тот и побеждает. Вот расслабленность он пресекал.

— Какая установка вам запомнилась больше всего?
— Установки бывают разные. Слышал, что есть специалисты, которые говорят просто: «Вот такая сумма лежит, если побеждаете, деньги ваши!». Но в основном наставники говорят о слабых сторонах соперника. С той же «Барселоной» мы не выполнили того, что от нас требовалось. Нужно было не дать «Барсе» использовать свои сильные стороны, а мы просто провалились. Вот испанцы себя вольготно и чувствовали. В Киеве мы им не этого не позволили, а свои моменты реализовали.

«ЕСЛИ ПРИ ПОДКЛЮЧЕНИИ ЛУЖНОГО В АТАКУ ЕМУ НЕ ТОЛЬКО НЕ ОТДАЛИ ПАС, А ЕЩЕ И „ОБРЕЗАЛИСЬ“, СО СТОРОНЫ ОЛЕГА БЫЛО МНОГО ЭМОЦИЙ»

— В вашей карьере есть один матч в сборной Украины...
— Ну, тогда все играли в сборной Украины. Нужно было задействовать максимальное количество футболистов, чтобы за другую сборную человек уже не играл. Проверяли всех тех, кто остался в чемпионате Украины с союзных времен. Но на один матч человек 50 не вызовешь, а так понемногу на каждую встречу вызывали разных людей. Но, наверное, так и создавался костяк команды. Проанализируйте количество игроков в первых матчах сборной Украины.

— В том матче играл Илья Цымбаларь...
— Очень сильный игрок. Техническое оснащение было на очень высоком уровне. Мне сложно вспомнить еще игроков с такой техникой.

— Правда, что с Лужным было сложно играть на одном фланге? Если не отдашь пас, то можно и получить...— Никаких сложностей. Это все эмоции. Олег — очень эмоциональный человек. Он и в жизни такой. Конечно, если придет человек, который никогда не играл с ним в одной команде, и его поставят на один фланг с Лужным, то он, наверное, точно стресс получит. Но мы ведь все были готовы к эмоциям Олега. Лужный от всех требовал, как от себя. Но не каждый мог сделать так, как он. Если он подключался в атаку, а ему не давали пас, то с его стороны была реакция. Но еще хуже, если не только пас не отдали, но еще и «обрезались». Тогда было много эмоций!

— Говорят, Лужный не был техничным игроком. К тому же, в начале карьеры не многие наставники видели в нем футболиста.
— Не сказал бы, что он не был техничным игроком. Просто его сильные качества — объем работы, фланговые проходы и передачи. Это требовалось от него как игрока той позиции. За счет этих качеств он и играл, да и пользу какую своим командам приносил. А то, что он не останавливал мяч... Так если бы Олег начал останавливать и обыгрывать в штрафной, его бы просто наказывали за это. Негде было технику показывать. Вот скажите, где по-вашему он мог жонглировать? Зная его здоровье, был не удивлен, когда он после 30 лет поехал играть в лондонский «Арсенал» и достиг там больших успехов.

— Физические тесты того времени готовы дать своей команде?
— Дать то можно, но все это как-то отошло. Я не даю. Хочется на другом делать акцент. Тесты — психологический барьер. Сложным считался тест Купера, это когда за 12 минут надо было пробежать 3 тысячи 200 метров. Он не столько тяжелый, как монотонный. Нет, я ушел от тестов. Да и так мало кто их придерживается.

— Артем Громов рассказывал, что как-то раз на тестах у Павлова бегал 5 по 300 метров и после четвертого круга упал. Потом все-таки добрался до финиша, и его откачивали...
— Это, наверное, случалось с теми, кто впервые бежал. Там нужно правильно силы распределить. Можно два отрезка на максимуме пробежать и остаться без сил на следующие. Те, кто сдавал, знают во сколько нужно вложиться в отрезок. И ты уже рассчитываешь, в каком темпе бежать. Некоторые думают, что сначала будут медленно бежать, а потом — быстро. Но это обманчиво. Когда медленно бежишь, то усталость тоже накапливается. На последнем отрезке хочется прибавить, а ноги не несут. Нужно не «рвать» и не экономить, а планомерно все рассчитать. При мне не было такого, чтобы люди падали в обморок.

«У ЯКОВЕНКО БЫЛА ТАКАЯ ЗАРЯДКА, ЧТО МНОГИЕ И ЗА ТРИ ТРЕНИРОВКИ ТАКОГО НЕ ПРОХОДИЛИ»

— Константин Бабич рассказывал, что когда Павел Яковенко пришел в никопольский «Металлург», то был в команде футболист, который просто убежал после двух дней тренировок...
— У Павла Яковенко мы «Купера» бегали, 7 по 50 метров бегали, 1200 метров — тоже был такой отрезок. Тяжело на первых этапах. Когда я пришел к Яковенко в «Уралан», знал эти нагрузки. Да, не скрою в первый месяц было тяжело вернуться к тестам, которые давно не бегал. Ну а те, кто говорит, что слишком серьезные нагрузки, наверное, к ним не привыкли. Как, думаю, и тот футболист, который уехал. Просто один раз выполнил все — и сошел с дистанции. Если остаешься и дальше работаешь, то нормально все переносишь. Знаешь, что будем готовиться через это, то и еще вот это. Нагрузки всегда были серьезные. У Яковенко была такая зарядка, что некоторые и за три тренировки такого не проходят.

— Что за зарядка?
— Прыжковая серия на песке, ускорение, челноки. Все это входило в зарядку. А перед этим пробежка на 30 минут. И все это в 7 утра. Считалось, если зарядка прошла, значит, и день прошел. Слава богу, мы выжили. Да, еще две тренировки будет впереди, но там уже с мячами. А зарядка без мячей, и еще в 7 утра. Но ведь и результат это приносили. Мы вышли с первой российской лиги в высшую. К тому же, тогда только одна команда из 22-х повышалась в классе.

— Почему не остались в «Уралане» после выхода в высшую лигу?
— У Яковенко состоялся неприятный разговор с руководством, и он решил не оставаться в команде. Как человек, который пришел с ним, посчитал, что я тоже должен уйти. Как я мог остаться?

— Вы ведь с Яковенко еще и в «Динамо» вместе играли...
— Ну и что? Это не означало, что с его стороны могло быть какое-то особое отношение ко мне. Никаких поблажек. Наоборот, было больше ответственности. Понимал, что не могу его подвести. Плюс, я не давал повода кому-то даже подумать, что меня взяли лишь потому, что мы вместе играли в «Динамо». Ну и второй момент, все, что Яковенко пообещал футболистам в плане материальном — все выполнялось.

— Были ли матчи, после которых вы получили, скажем так, бешеные премиальные?
— За одну игру сорвать куш не выходило. А так, за еврокубковые матчи в «Динамо» давали нам самые большие премии.

«В „ЦСКА-БОРИСФЕН“ УСЛОВИЯ БЫЛИ, КАК У ГРАНДОВ»

— Почему вы ушли из «Динамо»?
— Где-то гордость сыграла. Михаил Фоменко ушел, на его место пришел Владимир Онищенко. На сборах начали пробовать на разных позициях молодых ребят. Я не попадал в состав. Потом слухи пошли, что я уже не готов. Вместо того, чтобы остаться и доказать выбрал для себя более легкий путь: попросился в аренду и ушел к Фоменко в «ЦСКА-Борисфен». Но когда время прошло, проанализировал... Зато сейчас сам требую от ребят не спешить. Сделайте все возможное, а потом уходите. Я этого не сделал. Считал, что несправедливо со мной поступали. Переговорил с Онищенко, он заявил, что на моей позиции видят молодого парня. Он мне сразу сказал, что меня хотят видеть в другой команде, а я решил уйти. Хотя мог сказать, что останусь и докажу. Поступил бы, как спортсмен. Такой мой вывод через года. Это понимаю, проработав тренером. Например, рассчитываешь на одного, а он не потянул. А тот, кого ты списал, «выстрелил» и помог.

— Каково было спускаться с высшей лиги в первую, пусть даже в перспективный проект — «ЦСКА-Борисфен»? — Мне сохранили условия, которые были в «Динамо». Да и уходил я в аренду. Задача была — повыситься в классе. Президентом клуба был Дмитрий Злобенко. У него были большие амбиции, которые он постоянно подтверждал делом. Когда вышли в высшую лигу, то в первом сезоне стали четвертой командой чемпионата. А в первой лиге у нас были условия ,как у грандов. На тот момент это было сложно представить. Плюс, футболисты были из высшей лиги. Когда распался «ЦСКА-Борисфен», клуб стал просто ЦСКА. Ну а потом меня Вячеслав Грозный позвал в «Днепр».

— Что не сложилось в «Днепре»?
— Не стал игроком основного состава. Грозный сказал, что в дальнейшем на меня не рассчитывает. Он тренер с большими амбициями, всегда ставил максимальные задачи. На тренировках было много упражнений технического и тактического характера. В московском «Спартаке» Грозный много для себя почерпнул. Он и футболистов под этот стиль подбирал. Возможно, потому я, считаясь «динамовцем», ему и не подошел. Я играл больше в силовой футбол, а ему нужно было больше техничного.

— В том сезоне в «Днепре» дебютировал Максим Калиниченко. Вы застали его первые шаги в большом футболе?
— Было видно, что он может стать большим игроком. В каком бы возрасте футболист не находился по его игровому интеллекту видно чего он может добиться. Игрок может быть худеньким, физически не готов, в борьбе не проявлять себя, но потому, как он принимает решение на футбольном поле уже сразу можно определить, есть ли у него потенциал. Тренер может ему ничего не говорить, а футболист в непростой ситуации под давлением принимает именно то решение, которое надо. Тренер его только хочет направить, а игрок уже делает. Футболист от природы. Таким был и Максим Калиниченко. Он, еще будучи молодым, отдавал пас туда, куда многие даже не подумать. Причем, не просто отдавал, но и исполнял.

«ХОРОШО, ЧТО СТАЛ ТРЕНЕРОМ В «БОРИСФЕНЕ»

— Вы застали эру смены ЦСКА Киев на «Арсенал». Как это проходило?
— Сложно вспомнить. В один момент клуб переименовали, но мы еще доигрывали чемпионат армейским составом и с Олегом Кузнецовым у руля команды. Когда чемпионат закончился, я уехал в «Сокол» Саратов. Не застал приход Вячеслава Грозного и того, как он убирал футболистов и набирал новую команду. Когда город взял команду, то намного лучше стали условия и пришли хорошие футболисты.

— Карьеру вы завершали в «Борисфене». Команда играла за три копейки?
— Ну, точно не за три копейки, но зарплаты были не ахти. В «Борисфене» были скромные условия. Для меня, как возрастного футболиста было важно продолжить карьеру игрока. Уже смотришь не на деньги, а на возможность играть. В голове мысли о том, что будет после того как завершишь карьеру. А потом куда? Хорошо, что в «Борисфене» я и стал тренером. Александр Рябоконь ушел в другой клуб, а его помощник — Степан Матвиив — принял команду и взял нас с Колей Волосянко в тренерский штаб. Завершили игровую карьеру и стали тренерами. Было легко перейти на новую ступень, потому что была знакомая команда. Ты тут играл и тут же стал тренером. Все игроки тебе хорошо знакомы. Хотя все равно нужно было пройти через ошибки молодого тренера. Но ребята тебе дают ошибаться, потому что знают тебя. Это твои вчерашние партнеры. Большое спасибо им, так как они выполняли все, что от них требовалось. Может они тоже в нас сомневались, как я когда-то. Как-то мы практиковали упражнения без сопротивления. Некоторые наши руководители приезжали и не понимали, что мы тренируем. «Что это за тренировка?» — говорили люди из руководства.

— А что были за тренировки?
— Игроки располагаются по своим местам, проводят атаку, но им никто не мешает. Мы говорили, через какой фланг атаковать, кто участвует в атаке, кто в поддерживает. А люди не понимали, где соперники, почему никто не мешает. Мол, в игре так не будет. Но для тренерского штаба главное, чтобы игроки понимали, что от них требуется, а когда будет сопротивление — куда бежать. Сбалансировать и объединить игроков в атакующих действиях. Ребята делали и спрашивали, что и как. Каждую атаку гол забивали. Упражнение закончили счетом 15:0.

- Игорь Ковалевич — тогдашний руководитель «Борисфена» — вмешивался в тренировочный процесс?
— Нет. Он дал молодым шанс. У нас ведь не всегда были положительные результаты. Помню, на сбор поехали и в первой же игре крупно проиграли российскому клубу 1:4. Просто у нас первый сбор начинался, а у них второй — заканчивался. Вот и обыграли нас по всем статьям. Мы — тренеры — понимали, что ребята не готовы. Отдавали себе отчет, над чем нужно работать. А Ковалевич услышал в Киеве, что нас первая лига обыграла. Как мы будем играть? Прилетел на второй день. Сам посмотрел, ничего не говорил.

— Вы испугались его приезда? Мог ведь и нового главного тренера привезти...
— Подумали, что он нас поставил и сам испугался. Из-за первого результата и прилетел. У нас была молодая команда. Нужно поблагодарить его за доверие.

— Насколько сложно вам было перенести смерть близкого друга Николая Волосянко?
— Тяжело передать словами. Когда мы с человеком думали одинаково... Я бы вместе с ним работал. Никаких секретов между нами не было. Наоборот, полное взаимопонимание. Это очень большая потеря для меня. Работаю и понимаю, как мне не хватает этого человека. Спасибо организаторам, которые проводят турнир памяти Николая Волосянко среди детей. Молодое поколение знает имя Волосянко, кем он был и чего добился.

«ФУТБОЛИСТ АЛЕКСЕЙ КИКИРЕШКО ВЫПОЛНЯЕТ ВСЕ УКАЗАНИЯ ТРЕНЕРА»

— Какие у вас планы, чего хотите добиться с киевским «Арсеналом»?
— Задачи просты: расти и прогрессировать, развивать клуб. Мы уже подали документы на выступление во второй лиге. У нас осталось полгода до старта. Заявимся на область, там команды серьезнее, чем на первенство города. На фоне областных команд увидим свои сильные и слабые стороны. Времени мало — один круг. Участие в первенстве города нам дало много пищи для размышлений. Сейчас примем участие в Кубке Макарова, проверим, не ошиблись ли мы в людях.

— Команда во второй лиге сильно изменится?
— Омолодится. Если сильный футболист захочет у нас играть, то наши двери открыты. Но «затягивать» какими-то особыми условиями мы никого не будем. Главное — желание игрока. Будет делаться ставка на молодежь. Молодые игроки проявили себя в турнире кадетов, а так же — в поединках на область. На Кубок Макарова мы даже планировали заявляться двумя командами, но все же людей у нас не хватает. Повторюсь, будем стараться делать ставку на своих ребят. Чтобы и тренеры, которые у нас работают, и дети, которые у нас занимаются, знали, что у них есть будущее. Понимали, есть команда, в которую после выпуска со школы они могут пойти играть. Уже в школе они могут планировать свою карьеру: через первую команду «Арсенала» пробиться в сборную, уехать играть за рубеж. Ведь сейчас это просто и доступно. Тяжело, когда у детских школ нет первой команды. В Киеве много ДЮСШ. Ребята их заканчивают и начинают проситься в «Оболонь» или к нам. Если брать этих ребят, значит, своим не дать шанс. Я это прекрасно понимаю, потому как «выпускал» 1995-й год в «Арсенале». Когда у ребят нет перспективы, тяжело работать. Тренер где-то объясняет, но потом «мы тебя туда на просмотр отправим», и тут возникают сложности.

— Для журналистов очень хорошо, когда в команде есть играющий президент в команде. В «Олимпике» Владислав Гельзин, у вас — Алексей Кикирешко. А как это для тренера?
— С нашим президентом у меня никаких проблем нет. Он все понимает. Не знаю, как с другими играющими президентами работать. Кикирешко бывает подходит и говорит, что сложный матч, и он может не сыграть. Нет такого, что он обязательно должен выходить на поле. По тренировкам к нему вопросов нет. Он поставил цель, четко знает, чего хочет добиться в футболе. Понимает, для чего он занимается и почему финансирует команду. К этой цели Алексей и идет. Я бы даже поставил его в пример тем футболистам, которые прозанимались, получили школу детско-юношескую, но не работают на тренировках так, как он. Алексей внимательно слушает, все воспринимает и старается перенести на футбольное поле. Есть проблема с футболистами, которые себе что-то придумали. Ты им говоришь одно, а на футбольном поле он поступает, как считает нужным. Кикирешко наоборот выполняет все указания тренера. У него нет президентских амбиций в плане таких вот заявлений: «Я тебя взял на работу, давай будем тренироваться, как я вижу!».

— Была ситуация когда вы ему «напихали»?
— Я вообще никому не «пихаю». Стараюсь этого не делать. Есть требования, которые я озвучиваю, а потом — слежу за их выполнением. Если любой футболист их не выполняет, я говорю об этом. Кикирешко влюблен в футбол. Он хочет создать в Киеве еще одну команду.

— Он не боится, что это у многих не получалось?
— Это вопрос к нему. Но я вижу, он уверен в себе. Его желания соответствуют делам, которые он делает.

Читайте также:

Игорь Ковалевич: Суркису не понравилось, что Фоменко все говорит в глаза

Игорь Ковалевич — о Суркисе, Брагине, Ахметове, футболе 90-х и договорняке

Игорь Ковалевич: продавать футболистов «Борисфена» помогали журналисты


Для добавления комментариев требуется регистрация.
лента новостей время: 22:16 (Киев)
Дмитрий Гришко: задача «Олимпика» — выигрывать в каждом матче
21:59
Мунтари уже тренируется с «Пескарой»
21:51
Лемина из-за травмы пропустит матч против сборной Камеруна
21:31
«Зирка» рассталась с Локтионовым и Баенко
21:16
«Гелиос» просматривает защитника «Ворсклы» U-21
21:11
«Фенербахче» в меньшинстве упустил победу в матче Кубка Турции, Караваев отыграл весь матч и отметился голом
20:57
Олег Голодюк: скорее всего, продолжу карьеру за границей
20:47
Сергийчук, Юсов, Палагнюк и еще три игрока на просмотре в «Олимпике»
20:44
Дитятьев покинул «Ворсклу»
20:30
Кубок Италии. «Чезена» вырвала победу у «Сассуоло» и вышла в четвертьфинал
20:24
«Ворскла» продлила аренду Загорулько
20:14
Официально: Бэмфорд — игрок «Мидлсбро»
20:08
Директор «Арсенала-Киев»: к Эсеоле проявляют интерес два клуба УПЛ и команды Азии
20:00
КАН. Габон и Буркина-Фасо сыграли вничью
19:52
ТМ. Дубль «Днепра» одолел просмотровых игроков «Гелиоса»
19:39
Караваев забил за «Фенербахче» в Кубке Турции
19:33
ТМ. «Карпаты» уступили узбекам
19:29
Сергей Керницкий: к уходу некоторых игроков команде придется привыкать
19:25
ТМ. «Олимпик» разобрался с «Джуниорс»
19:19
Хихонский «Спортинг» получил нового тренера
19:08
«Энергия» соберется в Новой Каховке 1 февраля
18:52
Сергей Рафаилов: «Заря» расторгла контракт с Сиваковым
18:30
Бутко успешно перенес операцию в Испании
18:14
Сергей Симинин: «Ворскла» начала выплачивать долги
17:46
ТМ. «Колос» крупно обыграл «Металлург»
17:24
Шабанов покинул «Волынь»
16:57
«Сумы» могут обзавестись новыми инвесторами
16:48
Антон Кича: мы в «Гелиосе» все хотим быть в лиге выше Первой
16:33
«Динамо» подпишет игрока сборной Швеции
16:08
Леонид Кучук: перед тем как ударить с Исраеляном по рукам, мы с ним долго общались о философии клуба
15:58
Идрисса Туре перешел из «Лейпцига» в «Шальке»
15:45
Лам станет спортивным директором «Баварии»
15:19
Федорчук тренируется по индивидуальной программе
14:55
Пундже подписал новый контракт с «Бордо» до 2019 года
14:40
«Судостроитель» выйдет из отпуска 23 января, команду покинули четыре футболиста
14:21
Полузащитник «ПСЖ» Иконе проведет остаток сезона в «Монпелье»
13:54
Ривалдо снова будет защищать честь «Барселоны»
13:31
Хаби Алонсо завершит карьеру в конце сезона
13:14
Президент «Тепловика-Прикарпатья»: на 2017 год нам уже выделили три миллиона гривен
12:59
Башлай покинул «Оболонь-Бровар» и отправился на просмотр в «Гомель»
12:55
Сергей Литовченко: узнав о возможности перейти в тбилисское «Динамо», не рассматривал другие предложения
12:44
Александер Чеферин: не вижу никаких рациональных или правовых оснований отбирать у России ЧМ-2018
12:30
Факундо Феррейра: будем конкурировать с Бланко Лещуком, но это пойдет нам во благо
12:15
Алексей Довгий: очень интересно поработать с Кучуком
12:08
Джаба Липартия: сборы — неотъемлемый процесс жизни профессионального спортсмена
11:59
«Милан» продлил Бонавентуру
11:53
Олег Допилка: хочу уехать в Азию
11:44
Александр Караваев: есть очень большой интерес со стороны «Фенербахче» к Сидорчуку
11:30
«Ильичевец» расстался с Дорошенко и анонсировал приход очередных новичков
11:13
Габовда не хочет возвращаться в чемпионат Украины
10:59
Все новости